Трибуна Народа

СВОБОДА СЛОВА ДЛЯ ВСЕХ!

 Ваша реклама на нашем сайте

КОНСТИТУЦИЯ ГАРАНТИРУЕТ, А ТРИБУНА НАРОДА РЕАЛИЗУЕТ ПРАВО НА СВОБОДУ СЛОВА ДЛЯ ВСЕХ, А НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ ХОЗЯЕВ СМИ

Навигация
Главная
Новости
Статьи
Народный журналист
Народ о законах
Религия
Без политики

ЗДЕСЬ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА

Погода, Новости, загрузка...
 
Главная

Три дня в Шевченковском райотделе милиции жителя Львова пытками заставляли сознаться в убийстве

07.10.2013

Три дня в Шевченковском райотделе милиции жителя Львова пытками заставляли сознаться в убийстве фото

Били руками и ногами по телу. А затем взялись за меня серьезно — четыре раза надевали на голову полиэтиленовый мешок, не давая возможности дышать. Я переживал настоящий ужас! Все вокруг кричали: «Зачем ты это сделал? Сознайся в преступлении!».

 

 

Львовянина Андрея Иващишина задерживали как крутого бандита. Когда он вышел из подъезда своего дома в спортивном костюме и тапочках, к нему с разных сторон бросились шесть правоохранителей в гражданской одежде.

— Меня скрутили, перемежая нецензурную брань ударами, — рассказывает «ФАКТАМ» 29-летний Андрей. — Надели наручники, затолкали в машину и лишь там сообщили, что они — сотрудники милиции, а я — задержанный. Правда, никаких документов не показали. Зато из моих карманов вытащили все: сигареты и зажигалку, деньги, ключи от квартиры, мобильный телефон. Позвонить маме, чтобы предупредить о происходящем, мне не позволили. Вместо этого показали фото какой-то девушки: «Знаешь ее?». «Первый раз вижу! — отвечаю. — А что случилось?» — «Изнасиловали и убили!» — «А я тут при чем?!» — «В рай­отделе разберемся!»

«Когда на голову надевали полиэтиленовый мешок, не давая дышать, я переживал настоящий ужас»

— Привезли меня в Шевченковский райотдел милиции Львова, завели в кабинет № 18, где было полно народу, — продолжает потерпевший Андрей Иващишин. — Причины задержания не сообщили, наручники не сняли. В кабинет на протяжении дня заходили разные люди — в форме, в гражданской одежде. И каждый считал своим долгом грязно оскорбить меня, ударить по голове. Били руками и ногами по телу. А затем взялись за меня серьезно — четыре раза надевали на голову полиэтиленовый мешок, не давая возможности дышать. Я переживал настоящий ужас! Все вокруг кричали: «Зачем ты это сделал? Сознайся в преступлении!». А я все не мог понять: в каком?! В конце концов милиционеры заявили, что я изнасиловал и убил девушку. «Я этого я не делал, — объясняю, — меня даже во Львове в тот день не было». Но никто моих оправданий не слушал.

Адвокат Сергей Паславский успел сфотографировать в райотделе милиции закованного в наручники Андрея Иващишина (фото Сергея Паславского)

Адвокат Сергей Паславский успел сфотографировать в райотделе милиции закованного в наручники Андрея Иващишина (фото Сергея Паславского)

У меня взяли отпечатки пальцев, образцы слюны и волос, забрали одежду. В тот день стояла страшная жара, но мне за сутки лишь раз дали выпить несколько глотков воды. Поздно вечером отвели в другой кабинет, посадили в кресло и приковали к нему уже тремя парами наручников. Ночь была просто адской — тело затекло, а повернуться невозможно.

Утром Андрея снова отвели в 18-й кабинет, где все повторилось: требуя признания, парня унижали, оскорбляли и избивали. К обеду его повезли на судебно-медицинскую экспертизу. Перед отправкой сотрудники милиции приказали не сообщать о «мерах физического воздействия», которые к нему применяли, иначе, мол, будет еще хуже. Но Андрей все равно заявил экспертам, что многочисленные синяки и ссадины на его теле оставили защитники закона.

— Затем меня привезли обратно в райотдел и взяли пояснения, где именно я находился 22 июля, когда было совершено преступление, — продолжает Андрей. — Правоохранители провели очную ставку, во время которой какой-то свидетель, неизвестный мне человек, заявил, якобы видел меня в этот день... с потерпевшей. Естественно, я все отрицал. Вечером меня привезли в наручниках домой, срезали пилой-«болгаркой» замок в дверях и провели в квартире обыск, забрав ноутбук, документы и одежду. К счастью, как раз в этот момент ко мне пришла мамина сестра Леся Малюга. Но ее в квартиру не пустили, даже не дали нам минуты пообщаться. Ночь я провел опять в наручниках, правда, на этот раз мне позволили спать на полу.

Избитого и измученного Андрея освободили только на третьи сутки во второй половине дня — после вмешательства адвоката Сергея Паславского, к которому обратились родные парня.

— Покидая райотдел, я написал в журнале учета посетителей: «Имею претензии к сотрудникам милиции», — говорит Андрей. — Еще бы! Почти три дня меня держали в наручниках, пытками и побоями «убеждая» сознаться в изнасиловании и убийстве. Отстали от меня, лишь когда нашли настоящего преступника. Кстати, в том же журнале есть весьма любопытные записи. Если верить им, в день задержания меня доставили в Шевченковский райотдел, а вечером... отпустили! На следующий день я добровольно пришел и спустя время покинул учреждение. То же якобы происходило и на третьи сутки. Все строго в соответствии с законом! Вот только адвокат успел меня сфотографировать в наручниках в помещении милиции. Когда меня отпускали, никаких извинений никто мне не принес.

«Правоохранители прекрасно знали, что по сфабрикованному делу Андрея могли посадить на 15 лет»

Между тем, как выяснили «ФАКТЫ», в Шевченковском райоделе полностью игнорируют законные права не только задержанных, но и... юристов.

— Я приехал в милицию вместе с родственницей Андрея, — рассказывает адвокат Сергей Паславский, который сейчас выступает в деле и в качестве свидетеля. — Как положено, представился, предъявил документы дежурному милиционеру и попросил о встрече с задержанным. «Подождите», — велели мне. Я ждал почти час, потом пошел в дежурную часть и снова поинтересовался, где задержанный. Мне ответили, что дело расследует следователь, который сейчас находится в прокуратуре, а где задержанный, им не известно. В следственный отдел меня не пустили. После чего я позвонил в департамент внутренней безопасности областной милиции и объяснил, что правоохранители сознательно препятствуют осуществлению адвокатской деятельности.

Через пару минут ко мне подошел руководитель следственного отдела. Однако ни он, ни начальник райотдела, с которым я также встретился, не сказали, где находится задержанный. «Мы ждем результатов экспертиз», — заявили мне. «Каких?» — спрашиваю. «Сдали одежду Иващишина на обследование». — «В каком статусе он у вас находится?» В ответ — молчание. Наконец, задержанного согласились показать. Андрея вывели в... наручниках, пояснив, что он пребывает в статусе свидетеля. «Почему же тогда в наручниках?!» — возмущаюсь. «Вел себя агрессивно», — был ответ. Однако наручники с парня сняли. «Вы задерживали моего подзащитного?» — интересуюсь у правоохранителей. «Нет, мы его пригласили в рай­отдел». — «Как пригласили, — уточняю, — звонили, вызывали повесткой?». Снова молчание. Я добился, чтобы Андрея направили на экспертизу. Эксперт указал в протоколе, что на теле молодого человека есть следы побоев.

— Истинный виновный в изнасиловании и убийстве девушки уже установлен и арестован, — сообщил начальник Львовского горотдела милиции Сергей Зюбенко. — Мужчина сознался в преступлении. Проведен ряд экспертиз, есть достаточно доказательств, которые свидетельствуют, что именно он является злоумышленником...

— По факту избиения задержанного Иващишина открыто уголовное производство, проводятся необходимые следственные действия, — рассказал заместитель прокурора Львова Александр Буряк. — Все обстоятельства, которые Андрей изложил в своем заявлении, проверяются. Результаты проверки будут обнародованы. В этом году в органы прокуратуры поступило 67 заявлений и сообщений о насилии и пытках со стороны сотрудников милиции, 57 из них не нашли своего подтверждения.

— После принятия нового Уголовно-процессуального кодекса практика правоохранителей по раскрытию преступлений, к сожалению, почти не изменилась, — отметил известный львовский адвокат Олег Мыцык. — Зачастую милиционеры стремятся любой ценой — путем продолжительного содержания в райотделе, пытками и психологическим давлением — заставить человека сознаться в злодеянии. Хотя, по новому кодексу, уже нет такого понятия, как явка с повинной. Закон защищает гражданина от самооговора. Однако признание человека, увы, и сейчас является царицей доказательств.

Андрей выдержал три дня издевательств! Все это время сотрудники милиции не давали ему возможности связаться с родными и адвокатом, хотя это предусматривает закон, не оформляли официальный статус задержанного, сфальсифицировали записи в журнале учета. Правоохранители пытали человека, чтобы получить сфабрикованные доказательства вины, прекрасно отдавая себе отчет, что в случае самооговора его могут посадить на 15 лет в тюрьму.

Кроме того, милиционеры препятствовали законной деятельности адвоката. Защитник Андрея Сергей Паславский уже подал соответствующее заявление, и мы сделаем все, чтобы довести это дело до конца.

Сергей КАРНАУХОВ, «ФАКТЫ» (Львов) 04.09.2013 г.

Статью на ТРИБУНУ НАРОДА прислал Василий Шкиря, г. Львов.

 


  Ваш комментарий будет первым
RSS комментарии

Добавить комментарий
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме
Имя:
E-mail
Домашняя страница
Тема:
BBCode:СсылкаEmailЗагрузить изображениеЖирный текстКурсивПодчёркнутый текстКавычкиCodeСписокПункт спискаЗакрыть список
Комментарий:



Код:* Code

 
 
Актуально
Сейчас на сайте:
Гостей - 7
ЗДЕСЬ МОЖЕТ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА
 
РЕКЛАМА

© 2006 «Трибуна Народа» При цитировании ссылка на сайт обязательна

Украинский портАл